Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:37 

К Иерусалиму

Лезвие_Ночи
Название: К Иерусалиму
Заявка: Известно, что Джулиан принимал участие в Крестовых походах. Так вот, а что он там делал? Рейтинг любой.
Жанр: бытовая зарисовка
Размер: мини
Персонажи: Джулиан Амберский
Дисклаймер: решительно ни на что не претендую
Примечание: простите, дорогой заказчик, я в самом деле думаю, что поначалу Джулиан старался там быть как все. То есть просто воином. А уж потом и отряд мог вести. Но эта история - еще не про "потом".:)

Место действия:



— Обед! Обед! К столу! — повторно протрубил рожок, и Джулиан, прищурившись, напоследок еще раз обвел взглядом окрестности. Внизу, насколько хватало глаз, простирались однообразные безжизненные поля, давно уже утратившие свой живой изжелта-зеленоватый цвет. Осень приближалась к проклятому краю, но еще не пролилась дождями, и буро-желтые пятна иссохших пашен оставались неизменными, недвижимыми и безлюдными день за днем. Лишь изредка они ненадолго меняли цвет, когда высоко над холмами, на вершине главного из которых расположилась крепость рыцарей, проносились растрепанные облака. Да еще сегодня ближе к полудню проползла вереница телег с фуражом. Более с того часа, когда перед рассветом Джулиан заступил на пост, вокруг ничего не менялось.

Это означало, что край усмирен и крепость в безопасности. Что, в свою очередь, предвещало новый поход.

Рожок еще раз пропел свой немелодичный призыв. Джулиан повел плечами, стряхивая с себя прокравшееся даже в тень сторожевой башенки оцепенение душного полудня, и оглянулся на крепость. На крыше ее второго яруса уже показался рыцарь, спешивший ему на смену. Сбегая по узкой лесенке ему навстречу, Джулиан привычно отшатнулся к стене, уступая дорогу, и с отвращением отпрянул от нее, едва лишь товарищ по несчастью миновал его. Над лестницей не было навеса, и прожаренный солнцем камень припекал спину даже сквозь плащ и камзол.

Занесла же его нелегкая! Как он звался — городок, что они миновали на пути сюда? Хавс? Хомс? Кто когда-либо слышал о нем? Глушь, задворки мира… Но где еще искать воинской славы? Не в Амбере же, под крылышком у Бенедикта! Рассказы о том, как тот в одиночку перебил отряд Лунных всадников, наступавших на Янтарное королевство, ходили в приграничье долго. А главное, рассказы эти были правдивы, так что на Амбер давно уже никто не нападал. Отличиться в ратном деле младшие принцы могли разве что в далекой Тени.

Такой, как эта, где с некоторых пор под предлогом защиты веры отряды плохо организованных рыцарей отправлялись в кровавые походы. Рыцари стекались из разных краев, мало-помалу собираясь в подобие воинственного табора. Здесь было можно затеряться среди представителей знатных теневых родов… в той мере, в которой принц Амбера способен затеряться среди уроженцев Царства Теней.

Джулиан быстрым шагом пересек залитую светом площадку, превратившуюся в этот час в пышущую жаром печь, и, мысленно пообещав себе когда-нибудь обзавестись белоснежным доспехом, нырнул в относительную прохладу внутренних помещений. Каменные стены и своды, омерзительно горячие снаружи, прогревались не слишком глубоко. Он вдохнул пропитанный въевшейся гарью и липким запахом навоза воздух и с неохотой признал, что идея ставить лошадей прямо на первом этаже крепости была единственно верной: в таком пекле никакие конюшни во дворе не дали бы животным возможности отдохнуть. Но в этой полумертвой местности жизнь зачастую зависела от выносливости лошади, и конями дорожили едва ли не больше, чем людьми. Хотя, конечно, кони эти были заурядными.

— Обед! Обед! — надрываясь, выкрикнул третий раз рожок и умолк, а Джулиан вступил в обеденный зал. Задержался под сводом арки, давая себе время привыкнуть к скудному свечению факелов — после бешеного сияния солнца снаружи те казались не ярче тлеющей лучины, а световых люков в этом зале не было. И, когда бело-огненные пятна, плавающие перед глазами, стали выцветать, обнаружил, что места в дальнем углу, на которые он было нацелился, уже заняты. Свободны оставались только лавки прямо возле арок, ведущих соседний зал-кухню, где в огромных каменных котлах-ямах шипело и булькало то, что в этих краях считали бараниной.

Впервые увидав здешнего барана, Джулиан принял его за очень лохматую и тощую шавку. Но тварь оказалась все-таки овечьего рода и сносной на вкус, если потомить мясо подольше. К сожалению Джулиана, мясо изо дня в день готовилось в одних и тех же огромных каменных ямах, и как поварята ни драили свои «котлы» и нагревавшие пищу камни, прогорклым жиром и гарью те отдавали всегда. В сущности, самой частой проблемой рыцарей, обитавших в крепости, были не вылазки иноверцев, а кишечные расстройства. Избегали этой напасти немногие: сам Джулиан, благодаря амберской крови, и трое-четверо прибывших с ним из Франции обладателей луженых желудков.

Вспомнив о Франции, Джулиан усмехнулся. Ранней весной, когда он только прибыл сюда оттуда, этот край показался ему сестрой Франции, почти преддверием Арденнского леса — земного подобия истинного леса, простирающего свои шумливые зеленые крылья к Колвиру. Быть может, признался себе Джулиан, именно сходство здешних округлых холмов, по весне покрытых густой и нежной травой, с изумрудными боками Арденнских гор, и заставило его задержаться тут. Именно напоминание об Арденнах, а вовсе не купальни, устроенные сарацинами в крепости, ныне снова отбитой рыцарями.

Увы, прекрасная весна, приведшая его на восток, отцвела и иссякла, высохло и осыпалось ржой лето, земля умерла на глазах Джулиана, и редкие стычки с неприятелем больше не могли развеять все сильнее давящее его сердце уныние.

— Монсьер, — пролепетал ему в ухо робкий голос, — ваш обед…

И на стол перед ним плюхнулась полная миска.

Джулиан поблагодарил кивком. Эту миску, одну из немногих обливных, невесть как затесавшуюся в скопище обычных глиняных, он узнал бы из сотни. Доставалась она именно ему, если только пищу подавал юноша, некогда с обозом крестоносцев попавший в засаду сарацинов. Юношу Джулиан, вовсе о том не думая, спас от неминуемой гибели, зарубив напавшего на того врага. С тех пор юноша всячески пытался изъявить свою благодарность, и трудно было сказать, чего было больше в этом постоянном стремлении услужить спасителю: благоговения или почти любовного томления.

Чувства спасенного Джулиана мало интересовали, хотя благодаря им за столом он получал лучшие куски, а его камзол и плащ всегда были отлично вычищены. То и другое само по себе было неплохо, все же в целом Джулиан находил это робкое обожание утомительным.

— Что за вести пришли? — спросил он, прожевав кусок мяса и точно зная, что юноша все еще стоит рядом, будто ожидая, что его спаситель попросит добавки. Этого Джулиан никогда еще не делал, но что касалось свежих известий, то отчего было не спросить? Слухи в это шаткое время зачастую оказывались правдивей, чем официальные депеши. — Я видел караван. Что говорят прибывшие?
— Христово воинство подходит к Иерусалиму, — вполголоса рассказывал подавальщик. — Скоро гроб Господень будет освобожден.
— В самом деле? — пробормотал Джулиан.
— Говорят, эти сарацины сопротивляются, как демоны, — прозвучало еле слышно.

Демоны! Джулиан удовлетворенно улыбнулся. Да, Иерусалим… стоило подумать о том, чтобы отправиться туда.

Мысль об Иерусалиме вернулась после заката, в час вечернего купания. Ключ, бьющий на территории крепости, позволял наполнять каменные чаши устроенных сарацинами купален, но отвоевавшие крепость рыцари и их прислужники-простолюдины к частым омовениям относились настороженно. Правда, никто не запрещал мыться хоть каждый день, что в какой-то мере примиряло Джулиана с тяготами жизни в крепости. И пусть отсутствие других претендентов на мытье не означало отсутствия зрителей, это не слишком беспокоило его: вода в купальнях остывала до приемлемой температуры только после того, когда сгущалась темнота, а факелов на крыше крепости было мало, и освещали очень немногое. В сущности, можно было бы купаться и без рубашки — уж ему-то незачем было стесняться себя. Но здесь раздеваться донага для мытья не было принято, а с тех пор как он имел неосторожность обзавестись излишне преданным почитателем, это обстоятельство его даже устраивало.

Особенно сейчас, когда, вынырнув из теплой воды, он услыхал из темноты приглушенное:

— Говорил же тебе, он королевской крови… если только вообще человеческое существо!
— Да ты рехнулся! Не богохульствуй! — оборвал его второй голос.
— Прекрасен, как ангел, и ликом, и телом... и кто еще из рыцарей так выглядит и одевается? А видел бы ты, как он сражался!

Два месяца, сказал себе Джулиан. Этой истории уже два месяца, если не больше, и ей все еще нет конца! Все, с него хватит, он едет к Иерусалиму. Завтра же к Иерусалиму!

С отвращением вдохнув поглубже неподвижный воздух, он снова погрузился в воду с головой.

@темы: фест, почитать, джен, арт

Комментарии
2014-01-13 в 16:37 

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Самое приятное в рассказе - именно то, что Джулиан старается быть человеком. Очень нравится. Огромное спасибо!

2014-01-13 в 17:00 

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Единственное что - и то, е с первого прочтения - язычники, к которым парень попал - это кто? они либо сарацины, либо неверные.

2014-01-13 в 19:11 

Лезвие_Ночи
Вольфганг Шеффер, рада, что нравится:) И спасибо за отловленных язычников, их убрала. А то сама уже не видела.
===
Добавила вид самой крепости. Это реально существующее место, в самом деле переходившее из рук в руки. И купальни там на крыше второго яруса есть.

2014-01-13 в 19:28 

Сусуватари
Это Хомс, или уже Крак де Шевалье?

2014-01-13 в 20:02 

Лезвие_Ночи
Сусуватари, сама крепость, Хомс упоминается только как ориентир.

2014-01-13 в 20:09 

Сусуватари
Тогда в восьмидесяти километрах напротив через реку - она.

2014-01-13 в 20:14 

Веррье
Свое дыхание не переделать (c)
приятная зарисовка, спасибо :)

2014-01-13 в 22:04 

Лезвие_Ночи
Сусуватари, очень может быть. В километрах точно не скажу, но не рядом, насколько помню. Так ведь и Джулиан нигде и не говорит, будто город рядом.

Веррье, спасибо, рада слышать:)

2014-01-14 в 07:49 

Сусуватари
Лезвие_Ночи, и мне очень понравилась основная эмоция, настроение Джулиана: ничтожная Тень, все здесь мелкое и докучное - кони, люди, любовь. Скорее бы бой.

2014-01-14 в 11:36 

Лезвие_Ночи
Сусуватари, спасибо.:)
Ну, в его глазах все это и впрямь мелковато. Не только бараны там не задались:)

2014-01-14 в 11:45 

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Вот тоже охотно верю, что смысл имеет только то, что напоминает Амбер, вернее, Ардены. :).
Прямо так и подмывает заказать тому же автору Джулиана под Балаклавой

2014-01-14 в 11:50 

Сусуватари
Логично так: всех ничтожных - в труху, самоутвердиться, мол, не уступает Бенедикту, а уж оборону бы точно организовал круче. И уберег бы.

2014-01-14 в 13:39 

Лезвие_Ночи
Вольфганг Шеффер
Прямо так и подмывает заказать тому же автору Джулиана под Балаклавой - боюсь браться: не успеваю и под Балаклавой еще не была:) Надо сперва посмотреть, что там как:)

Сусуватари, знаете, а ведь что обидно: судя по тому, что войско Блейза под командованием Корвина все-таки разбило отряды Джулиана и Кейна, с Бенедиктом и к тому времени Джулиан еще не сравнялся. Но стремиться к совершенству никто не запрещает и впредь, так что у Джулиана все еще впереди:)

2014-01-14 в 14:15 

Сусуватари
Лезвие_Ночи, есть у меня две идеи насчет "науки побеждать": на стороне Корвина была совершенно замечательная отвязность, способность иметь дело с существами, абсолютно не асоциируемыми и не сравниваемыми с собой. Воины Корвина для самого Корвина были именно боевой силой. Ее-то он и бросил, хладнокровно запретив думать о потере и смертях. Только о победе, не рефлексируя, хладнокровно и расчетливо (проверила на стратегиях - персонажи,никак не ассоциирующиеся с собой, которых допустимо всех бросить в бой до последнего, эффективнее и с ними быстрее побеждаешь). Второе - защита, особенно пассивная - практически всегда дается с большими потерями.
Может, они лучше наладят дипломатические отношения и разведку, так что будут в курсе раньше, чем неприятности в Кашфе или бегме докатятся до Корлвира? Тоже прогресс.

2014-01-14 в 15:19 

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Да, собственно, я и не ждала, что вы согласитесь. Но если вдруг появится делание продолжить про Джулиана в крестовых походах - будет классно.

2014-01-14 в 20:45 

Mr.Chaffinch
Зяблик рюмит перед дождем
Какой объемный интересный Джулиан. Замечательно :)

2014-01-14 в 22:11 

Лезвие_Ночи
Сусуватари, мне кажется, для этой семейки (в смысле - ее воинской части) победа - скорее вопрос их удачи, а не их роли. Войска Джулиана и Кейна не защищались, а нападали из засады на воинов Блейза, выживших после того, как Эрик поджег Арденнский лес. И проиграли, потому что не стоило загонять врагов в угол. Так что определить, каков Джулиан как защитник, я по этому эпизоду не могу. Хотя насчет разведки и прочего - весьма вероятно, что это как раз по нему. Он обычно довольно предусмотрителен и обстоятелен.

А про отвязность... воины Корвина, даром что совсем не люди, была по-своему дороги ему: Корвин сбежал с атакуемого корабля только после того, как договорился с Кейном, что его солдатам сохранят жизнь. Воинов Блейза ему тоже было жаль (в Арденнах и Амбере сражались уже только они, корвиновские с кораблей не сошли), там есть прямо прописанные сцены... так или иначе, по всему выходит, что Корвин все же ассоциировал оба нечеловеческих народца с амберитами. В отличие от Блейза, судя по тексту. И тем не менее, более успешно военную кампанию вел Корвин, а не Блейз. Блейз действительно не был стратегом, только тактиком. Был бы стратегом - не полез бы на Колвир перед Корвином.

Вольфганг Шеффер, хорошо, я учту на будущее. Но честно сказать, мне сложно писать бои:)

Mr.Chaffinch, спасибо:)

2014-01-28 в 16:40 

VintaBale
boo
Джулиэн, наконец, начинает обретать объемы в моей голове, а то как-то прямо даже несправедливо было, что он всегда мимо повествования проходил у меня..)
Вот же ж больная у него самооценка, а)
Мне тоже нравятся амбериты во время войн на Тени Земля. Именно не сами битвы (я в них мало смыслю), а перед боем, после или какая-то эмоция во время сечи.

2014-01-28 в 21:04 

Лезвие_Ночи
VintaBale, мне кажется, она почти у всех амберитов... как бы это сказать? ведь даже не завышенная, нет. В смысле высоты они не ошибаются. Но она явно неадекватная.:)

2014-01-29 в 14:44 

VintaBale
boo
Лезвие_Ночи, ну, отчасти их, конечно, можно понять, они ведь действительно почти боги. Но просто во время чтения Хроник именно Джулиэновская нарочитая невозмутимость и стремление показать себя бросается в глаза. Потому что остальные второстепенные герои или амбериты хоть и с неадекватной самооценкой, но как-то нормально принимают, например, то, что Бенедикт самый лучший в бою на клинках, Блейзу и Фионе трудно противостоять в хитрости и магии и пр. Корвин на их фоне смотрится полнейшим шалопаем с завышенной, а не больной самооценкой. Пока ему по голове не прилетело, конечно. Там уже задумался.

2014-01-29 в 21:06 

Лезвие_Ночи
VintaBale, ну, поведение Джулиана выглядит неестественно на фоне остальных. Но что поделаешь, если гордость его требует держаться так, будто он выше всех мелочных дрязг... а на деле амбиций у него не меньше, чем у прочих.:)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Янтарные хроники - Хроники Амбера

главная